20:01 

[Макс Фрай. цитаты]

⚾ yakyuu baka ⚾ ☆Naniwa no tora☆
И это только начало.


"Я, конечно, центр собственной вселенной, но это не мешает мне понимать, что кроме моей драгоценной задницы у вселенной есть ещё великое множество центров и других прекрасных вещей, которые не становятся менее прекрасными только потому, что я могу без них обойтись." Макс Фрай

"Всякая человеческая жизнь может оказаться сном. Я вполне могу оказаться обыкновенным овощем, давным-давно съеденным каким-нибудь травоядным чудовищем, чей желудочный сок вызывает фантастические галлюцинации у перевариваемой пищи.
И в настоящий момент я просто наслаждаюсь увлекательной иллюзией -напоследок."
/М.Фрай/

Власть литературы над читателем – это и есть власть несбывшегося. Власть вашего собственного несбывшегося над вами – абсолютная, беспощадная и бесконечно желанная. Пока вы лежите на диване, скрючившись в позе зародыша, с книгой в руках, с вами случается то, чего с вами никогда не случалось – и не случится! – на самом деле, но разница между «самым делом» и «не самым делом» не так уж велика для очарованного бумажного странника. Пока он там – он там, всё остальное не имеет значения.

После встречи с нею мне стало окончательно ясно, что я знаю всего два способа любить человеков.
первый способ – безмерно радоваться всякий раз, когда я вижу человека. И почти совсем не вспоминать о нём, когда его не вижу.
второй способ – вообще не видеть почти никогда (или вообще без «почти» обойдёмся), но помнить, что есть, теоретически говоря, такой человек. И землю целовать за то, что такое существо по этой земле где-то ходит.
В обоих случаях мне, понятно, ничего от объекта любви не нужно. В том числе взаимности (когда она есть – это просто дополнительное удовольствие).
Нечего и говорить, что иные способы любления ближних представляются мне почти дикостью.
Ну, мы, извращённые натуры, вообще редко бываем толерантны к большинствам.

Потому что – да, действительно в августе. А по внутренним моим ощущениям – неделю назад. Тоже мне, разлука. Можно ещё несколько таких же «недель» не видеться. И – ничего. Потому что люди, которых я люблю, - они каким-то образом живут по мне, и мне хорошо с ними. И мне по дурости представляется, что и я в них как-то живу, ползаю нежной чужеродной штуковинкой по артериям, отравляю кровь, скапливаясь на стенках сосудов. Всем, как мне кажется, от таких простых и понятных процессов хорошо.

На самом деле у меня короткая память и каменное сердце, тяжёлый взгляд и лёгкие ноги кошки-хромоножки, которая гуляла сама по себе.

Меня, в общем, не надо бы любить. Дурное это дело. В качестве объекта любви я существо сомнительное, ненадёжное и малопривлекательное. Было бы из-за чего рвать сердце в клочья, а жопу на фашистский флаг.

И горло перехватывает от нежности, как в детстве от говяжьей печенки, которую я ненавижу. Потому что кровь – она не для того, чтобы её в жареном виде жрать. Её пить надо. Свежую. И только из любимых.

Только рядом с другим человеческим существом и можно нашарить впотьмах вертлявую границу собственного существа, сказать себе: вот, здесь заканчиваюсь я и начинается кто-то другой.

…то и дело кто-то уезжает навсегда. Очень полезный навык внезапных расставаний, помогает потом спокойно относиться к отъездам, исчезновениям и даже смертям близких-далёких людей. Навсегда – что ж, обычное дело, все в этой навсегде будем.

- Я вообще-то очень добрый. Я хочу в саду сидеть, чтобы упитанные кролики вокруг скакали, гладить их хочу и кормить… А судьба так всё поворачивает, что вокруг мудаки, мудаки, мудаки и никаких кроликов! И я тогда вскакиваю, хватаю, образно говоря, свой самурайский меч и… Но мудаки умеют вовремя прятаться. Только я схвачу меч, а они уже попрятались! И вот я стою, как хуй на именинах, а вокруг – ни мудаков, ни кроликов.

Для чудес мы тоже, как ни странно, вполне годимся. Сладкая, калорийная пища, сухие дрова для костра – мы нужны им и это не всегда хорошая новость.
Но все прочие новости могут идти в задницу.

Полный конец обеда!

- да это же избитая истина!
- некоторые истины нужно забивать насмерть.

Делай для других то, чего никто никогда не делал для тебя.

Просто для некоторых рассуждения о смерти – наилучший способ отвлечься от осознания собственной смертности, как для иных самоубийство – единственный способ избавиться от навязчивого страха смерти.

Жизнь – смех слабоумного в темноте.

Только осенью пахнет смертью, скоро сбудется, а потому всех касается.
А весной пахнет смертью, которая была давным-давно, не с нами, не для нас, проходите, не стойте под стрелой…

Если текущий пейзаж бытия невыносим, надо немедленно перевернуть всё с ног на голову, обрушить небо на землю и посмотреть, что будет.

Люди вообще отличаются друг от друга гораздо меньше, чем им хотелось бы…

Любить следует путь, а не грядущий конечный пункт, чем бы он ни был.

…Я хотел было сказать Альвианте, что бросать её драгоценное «всё» следует вовсе не ради меня, а ради «неизвестно чего», потому что неизвестность – это такая специальная, единственная и неповторимая штука, во имя которой человек вполне может отказаться от чего угодно.

Моё настроение портилось быстро, как варёная колбаса на солнцепёке.

…её ещё называют «сердечной улыбкой», потому что доброе чувство передаётся прямо от сердца к сердцу, минуя рожу.

Несколько минут своей единственной и неповторимой жизни я провёл совершенно бездарно: изволил предаваться глубокой печали.

Новости не делятся на «плохие» и «хорошие». Разве что на занятные и неинтересные.

Тому, кто потерял всё, легко быть мужественным.

Отсутствие истинного знания всегда рождает суеверия.

Умереть – это значит уйти не по своей воле в самый интересный момент.

Теперь ты понимаешь, почему самураи делали себе харакири?
Не демонстративный героизм средневековых психов, а жест милосердия: иногда жить становится так больно, что меч, раздирающий внутренности, приносит только облегчение…

- Хорошо, чёрт побери! – говорю удивлено – Как же мало мне надо для счастья!
- Всем для счастья мало надо, - меланхолично ответствует Веня. – При этом у каждого имеется в наличии очень много всякого, разного. Но всегда чего-то не того.

- А как же свежие новости?
- Свежая новость – это то, что случилось со мной. И уж об это я, пожалуй, узнаю первым, без посредничества информационных служб.

Мир, в котором мы живём – удивительное место; всякий человек – не просто прямоходящий примат, а усталое и разочарованное, но всё ещё могущественное божество; каждый город – священный лабиринт; докучливые случайности в любое мгновение могут стать всего лишь правилами игры, трудной и опасной, но чертовски увлекательной, да?

Вчера какая-то старушка в булочной обозвала меня пижоном, вдохновившись не то брусничным оттенком моего плаща, не то формой твоих любимых солнечных очков. И стало мне хорошо, и ушёл я вприпрыжку, прижимая к груди увядающий батон. А потом я спросил себя, почему так обрадовался этому упрёку и, кажется, нашёл ответ. Я, и правда, хочу быть (или хотя бы слыть) пижоном, поскольку в глубине души уверен, что отчаянное, упрямое сопротивление миру – это и есть пижонство, самая редкая и благородная его разновидность. Возможно, самая опасная, но единственная сулящая надежду. Можно перевернуть мир, не имея даже пресловутой «точки опоры» - из чистого пижонства. Ага?

- Тут вот ведь что. Мало кому удаётся вести себя во сне как наяву. И, уж тем более, наяву – как во сне…

Всякий рай – тюрьма для того, кто не может его покинуть.

Имя мне – Дерьмовый Манипулятор. Так и запишем, огненными скрижалями, граждане ангелы и прочие интересующиеся.
А в сущности, я молодец.
Практически гений.

Живой человек редко может позволить себе роскошь стать «персонажем».

Я недовольно вспомнил религиозные обычаи своей бывшей родины и от души порадовался, что нам хотя бы не придётся пересекать остров Муримах на окровавленных коленях, дабы доставить удовольствие какому-нибудь милосердному божеству, которое бродит среди облаков – с хлыстом, в чёрных кожаных шортах и ажурных чулках.

Настоящее знание навсегда лишает человека уверенности в чём бы то ни было.

У нас нет ничего, кроме наших собственных ощущений…

Надежда может причинить даже большую боль, чем её отсутствие.

Процесс воспитания сам по себе похож на какую-то зловещую магию: день за днём тебя превращают в того, кем тебе совершено не хочется быть, - в подавляющем большинстве случаев это срабатывает, к сожалению.

Да здравствует раздвоение личности – кратчайший путь к душевному равновесию!

Смерть немного похожа на ветер: невидимая, но ощутимая сила, которая всегда готова сбить нас с ног…

Сила требуется для того, чтобы летать по-настоящему, а не наслаждаться иллюзиями на сей счёт…

Не рисковать – это всегда хорошо. Но мы всё равно рискнём…

Любить человека и постоянно держать его при себе – отнюдь не одно и тоже.

Подавляющая часть слухов – это сумма непредусмотренной утечки информации и потрясающей силы воображения многочисленных рассказчиков. Ну и желания, чтобы реальность была не так скучна, как кажется.

Людям нужны идеалы! Некоторые особо душевные господа даже в сортир без идеалов не ходят!

Порой у меня был всего один пирожок, в то время как мне хотелось съесть целый десяток. Но я никогда не выбрасывал этот единственный пирожок под тем предлогом, что я хочу гораздо больше.

Теперь я знаю, как течёт время для червяка, насаженного на крючок: ничего выдающегося, просто щедрая порция смертной скуки перед тем, как тебя съедят, - боюсь, примерно таким образом и коротает свой досуг между рождением и смертью большинство людей…

Есть вещи, которые следует делать красиво или не делать вовсе.

Никакого «пути назад» вообще не существует, ни для кого.

Не вздумай вообразить себя нормальным человеком с удавшейся личной жизнью!

Люди от природы ленивы, и это гораздо страшнее, чем кажется поначалу. Им хочется «как проще», всё сейчас и желательно задаром.

Он – друг, но он мешал. Убить – нельзя, терпеть – трудно.

Это ваша жизнь и кто я такой, чтобы упрощать её своими мудрыми советами?!

Я знаю, что за такие вещи полагается говорить спасибо, но нахожу это слово бессмысленным и неблагозвучным.

….получить удовольствие от маленькой мести – гораздо разумнее, чем затаить обиду.

Неважно, что ты скажешь, важно, что ты почувствуешь.

Никогда не знаешь, где тебе повезёт.

Настоящий путь никогда не бывает движением по прямой.

Тот, кто знает, не говорит, кто говорит - не знает.

Иногда человек должен думать, что «всё пошло прахом». Это неприятно, но полезно, как все горькие лекарства.

Если уж приходится мыслить, лучше делать это, придерживаясь хоть какой-то логики!

Я ни за что не стану умирать, чтобы там ни думал на эту тему костлявая дурища со своей бутафорской косой!

Изменить себя гораздо труднее, чем проделать тоже самое с другими.

Вот он, рецепт вечной молодости: надо просто чтобы ни один из дней твоей жизни не был похож на прочие…

«Уживаться», в моем скромном понимание, означает – контролировать ситуацию.

Любой Мир может рухнуть в любую минуту, причем именно «ни с того ни с сего».

Все мы горазды на мудрые советы, пока дело не касается нас самих.

Для того, чтобы быть великодушным, надо иметь хоть какое-то время на размышления.


В жизни каждого бывают моменты, когда следует броситься в пропасть чтобы наконец убедиться в том, что всегда умел летать.


Люди остаются людьми до тех пор, пока им чего-то недостаёт.

Не следует так волноваться из-за вещей, которые случились давно и не с нами.

Никогда не знаешь, где начинаешь рисковать жизнью, это вообще непрерывный процесс.

Сбывшаяся мечта – не совсем то, что делает нас счастливыми.

Собственный опыт – не худший способ получать достоверную информацию.

После ночи, полной тяжелых раздумий, просто необходимо выкинуть что-нибудь в таком роде, хотя бы для того, чтобы не возомнить себя великим мыслителем – омерзительное ощущение!

Абсолютно безумно, бессмысленно, нелогично, но правильно!

Мне с детства хотелось стать легендой, причём именно живой.

Не следует недооценивать возможность несколько разнообразить свою жизнь.

Мы примеряем на себя слова, мысли и поступки других людей, чтобы составить хоть какое-то представление о них… И оно всегда оказывается ошибочным, поскольку мы знаем, что говорит или делает человек, но не знаем почему…

Соответствующую! Тебе не кажется, что в этом слове есть нечто ужасное?

У хорошей дружбы есть свои преимущества перед страстью.

Чувство ответственности – не лучшее снотворное.

…освободиться от невыносимого груза впечатлений, оставив при себе лишь одно сокровище, очищенное от шелухи эмоций – опыт.

Не говори «плюх», если до озера дюжина миль по болотам.

Всё уже так хреново, что хуже быть не может. Следовательно, может быть только лучше. Логично?

Приговоров не бывает, бывают только слова, которые можно принять к сведению, а можно пропустить мимо ушей…

Рано или поздно, так или иначе.

Но я предпочитаю прозвища именам: по крайней мере, прозвища дают более менее осмыслено, а имена – как бог на душу положит…

Хотите грустный секрет? Чудеса не приносят ни счастья, ни комфорта; невероятные события не освобождают от пут повседневности, а всего лишь перекручивают эти путы на иной манер, перед тем как затянуть их потуже… невыносимо туго, по правде говоря!

Мой разум был обескуражен открывшимся ему зрелищем. Мелькнула паническая мысль, своего рода попытка оправдаться перед собой: «Я добровольно стал мёртвым, потому что быть живым – слишком больно».


В отличие от нас индюки не умеют защищаться от тех, кому нравится вкус их мяса, - вот и вся разница.

И вообще, у меня есть хобби: не говорить правду, когда можно соврать.

Ни одна реальность не способна долго оставаться таковой, если ты в неё не веришь.

Иногда ты рассуждаешь так прямолинейно, что это можно принять за тонко продуманное издевательство над собеседником.

Ещё и не такие вещи случаются, когда хороший человек понимает, что должен перевернуть мир – просто, чтобы можно было как-то жить дальше.

Правда – не такая важная вещь, чтобы её скрывать!

Если кто-то из прежний приятелей вспоминает обо мне до сих пор, что в первую очередь приходит им в голову? Только мои знаменитые шуточки! Но я доволен. Хорошие шутки – это единственное, что следует оставлять после себя, покидая любой из миров!

@темы: Фрай, для цитатофилов

   

Орден Чернокружников

главная